statin

Categories:

Анита Бергер — верховная жрица порока

В двадцатые годы прошлого века Берлин был столицей греха и порока. С населением 3,6 миллиона человек, третий по величине город мира после Лондона и Нью-Йорка. Словно из-под земли здесь на каждом шагу выросли бордели и почасовые отели, варьете и игорные дома. Пышным цветом расцвели азартные игры, наркомания, проституция и преступность. 

После ужасов Первой мировой войны люди жаждали развлечений. В этот период упала не только ценность денег, но и мораль. Как писал Стефан Цвейг в автобиографии «Вчерашний мир», опубликованной посмертно в 1942 году: 

«Все ценности изменились. И не только в материальные. Законы государства были осмеяны. Не соблюдались ни обычаи, ни мораль. Берлин превратился в библейский Вавилон. (...) Какое-то безумие захватило в падении всех ценностей, до сих пор непоколебимых..."

Но даже для послевоенного Берлина она зашла слишком далеко. 

 Она жила одним мигом, ложила на все условности, спала с мужчинами и женщинами. Она нуждалась в скандалах, как в хлебе насущном.  

                                                            *** 

В 1899 году Анита Бергер родилась в Лейпциге в семье скрипача и певицы кабаре. Сначала росла у бабушки и училась в женской гимназии. В 15 лет переехала в Берлин к своей матери Люси и получила у нее уроки актерского мастерства и танцев. Ранняя фотография показывает подростка как озорного Арлекина. Кроме того, она зарабатывала на деньги в качестве фотомодели. 

В Первую мировую Анита выступала вместе с матерью перед ранеными солдатами, а также с танцевальной труппой Саккетто. Вскоре начала сольную карьеру. А с 1921 года стала танцевать обнаженной. В гамбургском ночном клубе "Алькасар" Бербер впервые сбросила все одежды и, как Саломея, носила только змеиную диадему и золотые украшения. "Когда Анита ритмично выставляла напоказ свою красивую попку перед рампой, волны энтузиазма поднимались", - восторгался молодой очевидец. 

Бербер не была первой обнаженной танцовщицей. По мнению нкоторых историков театра, она сочетала безволие с "сознательным воздействием безобразного" и, таким образом, отделилась от эротики. Со своим вторым мужем Себастьяном Дросте, танцором-экспрессионистом, лириком и художником, Бербер шокировала аудиторию, сняв табу, с таких тем, как наркомания и сексуальность, сифилис и самоубийство на сцене. 

"Танцы порока, ужаса и экстаза" называлась печально известная трилогия танцевального дуэта. О ее представлении "самоубийство" в 1922 году обезумевший критик писал в венской газете:

"Шатающийся человек получает из рук обнаженной женщины зеленую вязь, которой он задушил себя, - затем обнаженная женщина подползает к трупу и извивается над мертвецом и рядом с ним в восторженном экстазе." 

И об их танцах "кокаин" и "морфий":

"Ужас и отвращение сотрясают ее тело. С омерзительной естественностью ее красивые руки массируют горло, в котором, как это может быть уже после наслаждения токсинами, поднимаются неприятные вещи." 

                                                                   *** 

К сожалению, из отснятого материала об их танцах едва ли сохранилось больше, чем короткий фрагмент фильма Фрица Ланга "Доктор Мабузе, игрок" (1922). При том Бербер, помимо своих сценических выступлений, снялась в около двух десятков фильмов. Некоторые из них поставлены режиссером-просветителем Рихардом Освальдом, в том числе "В отличие от других" (1919). Она стояла перед камерой с такими звездами, как Эмиль Яннингс, Ганс Альбер и Генрих Джордж. 

«Кино - это моя стихия, - сказала однажды Бербер, - здесь и в танцах я могу развернуться". В монокле и смокинге, в собольих мехах и маленькой обезьянкой в руках она стала иконой стиля. "Развратные буржуазные девицы" копировали ее. Каждая кокотка хотела выглядеть как можно более похожей на нее. 

Большая драма Бербера: ее танцевальные представления, хотя и обеспечивали аншлаги, но как художницу, на нее публика не обращала внимания. Большинство просто косились ей между ног. Как она сама сказала в разговоре с берлинским журналистом Фредом Хильденбрандтом:

"Мы танцуем смерть, болезнь, беременность, сифилис, безумие, самоубийство, и ни один человек не принимает нас всерьез. Они просто смотрят на наши вуали, могут ли они что-то увидеть под ними, свиньи." 

                                                                 *** 

Кроме того, Бербер испортила себе репутацию, часто принимая наркотики.  Из Вены Бербер была изгнана в 1923 году из-за их лесбийских отношений. В тогдашней Австрии это считалось преступлением, в отличие от сексуально либеральной Веймарской республики. 

В 1924 году ее партнер Себастьян Дросте уехал в Нью-Йорк. Анита утешилась с американским танцором Анри Шатен-Хофманом. Звезда Бербер начала постепенно угасать. Зрители отвернулись.  Порок перестал быть шикарным. 

Во время гастролей в Бейруте 13 июля 1928 года танцовщица рухнула на сцене. "Галопирующее головокружение", - поставил диагноз врач. Партнер Анри сумел вернуть смертельно больную в Берлин.

Неделю Анита Бербер боролась со смертью. Она умерла 10 ноября 1928 года вечером в девять, в возрасте всего 29 лет. Незадолго до своего рандеву с создателем, как рассказывал актер Юбер фон Мейеринк, она взяла зеркало. Танцовщица нахмурилась, наморщила ресницы. И произнес слова: "пусть меня запомнят красивой."

promo statin january 3, 2014 22:48 167
Buy for 10 tokens
В Империи Великих Моголов, крупнейшем государстве, располагавшемся на Индийском полуострове, государственным был персидский язык. Точнее разновидность персидского под названием "дари". Название происходит от персидского слова "дар", производного от нашего слова "двор" в значении " монаршая семья…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.